x
    • Мария
      Мария
  • Введите имя
    Введите правильный email адрес

Как родился мой маленький человечек…

08.11.2008
суббота

Ну вот созрела дописать рассказ о родах. Получилось мега-длинно, но мне не хотелось ничего упускать - фанатка подробностей- потом так перечитывать прикольно, когда уже всё забываешь

Как родился мой маленький человечек…

Глава первая – подготовка

Начну, как обычно, издалека. 7 ноября, пятница… Срок 39 недель.

Мои родители уезжают на дачу – закрывать дачный сезон. К этому времени у нас уже вошел в привычку ежедневный отзвон , начинающийся с вопроса: «Как ты себя чувствуешь?». Вот и в эту пятницу был такой же звонок и такой же вопрос. «Да ничего» - говорю, как обычно. Мама: «Вы ж до понедельника подержитесь, а то мы тут на даче…». «Да вроде не торопимся» - улыбаюсь я.

За день до этого примерно такого же содержания разговор с сестрой. Она просит со смехом рождаться ТОЛЬКО НЕ В ПЯТНИЦУ, потому что в пятницу у нее выпускной в универе и гулянка. Я раздраженно отвечаю, что это не от меня зависит.

И вот она – пятница. Сижу за компом, игарюсь с коллажами для одной из свадеб. Всё, как обычно. Вечер. Муж спит. Что-то мне понадобилось в кладовке… Закончилось это тем, что я разгребла хаос на давно забитых хламом полках. Попутно проснулся Женя, помог с оставшимися. Дальше, как это обычно бывает, зацепились еще за что-то… Потом я предложила разобраться в столе, который теперь Женин, но раньше был мой и потому там до сих пор были мои пожитки… Понеслааааааааась…. Одно за другое – получилась генеральная уборка.

Пока убирали в столе, я начала ощущать не очень болезненные, но всё-таки непривычные, напряжения живота. Час ночи… Сперва не придавала значения. Потом пошутила, мол схватки наверное. Посмеялись… Не поверили сами себе… А «напряжения» повторялись. Не ритмично, но просто не переставали. Очередная моя шутка: «Ну давай что ли время засечем?». Засекли… Около 15 минут (не помню точно), потом следующая через какой-то другой промежуток времени. Мы стали их записывать. В общем – регулярности никакой (9мин, 5, 5, 7, 8, 6 и т.п.), но схватки не прекращаются. Я сильно не волнуюсь – даже если это «оно», то сумки в роддом у меня собраны полностью, список необходимых дел написан (я себя такими вот списками успокаивала и раскладывала всё по полочкам в голове). Так что спокойно можно будет рожать.

Около трех часов ночи Женя отправился спать, а я, уже понимая, что это всё-таки «оно», немного разволновалась и осталась тусить в зале – под телевизором. Нет бы поспать, а я с часами, ручкой и бумажкой – конспектирую промежутки между схватками. Что-то меня в этом забавляет… Лежу и представляю, как мы сфоткаемся перед выездом в роддом, типа «Мы поехали рожать». Рисую себе еще какие-то сентиментальности, глупости в воображении. Записываю схватки.

Так незаметно проходит ночь. Я понимаю, что пора воплощать в действие свой записанный пару дней назад план дел во время схваток. В него входили интимные процедуры (принять ванну, побрить всё необходимое (гы), сделать микроклизму (ну надо было мне это психологически – чтоб не переживать о позоре на родах), переодеться в белье для родов (отдельно был сложен кулечек с носками, трусиками и прокладкой на этот случай)). План был выполнен к 7 утра. Кроме этого, с мыслью о том, что потом уже будет нельзя, я сожрала подряд хурму, банан и потом яблоко. Была собой страшно довольна.

Проснулся Женя. Доложила обстановку, что схватки усилились, всё-таки едем в роддом. Еще не решаюсь звонить доктору, боясь, что тревога ложная. Очередной раз засекаю время, около 6 минут… На часах 9 утра. И звоню… Говорю: «Клиент, кажется созрел». «В каком смысле?» - спрашивает врач? «В смысле схваток и свего такого» - отвечаю. «Рассказывай подробности – когда началось и что имеем». Рассказала, что началось в час ночи, имеем схватки беспорядочного характера – то 3 минуты, то 9. И тут фраза: «Спасибо, Оля, что испортила мне выходные». Я офигеваю, а он с улыбкой: «Да мы вот на дачу выехали – теперь разворачиваюсь, вот бы ты в 7 позвонила». «А я стеснялась», - говорю. К половине десятого было велено подъехать к нему. Мы вызвали такси, схватили чемоданы и вперед. Свой телефон я бросила в сумку в багажник – чудная. По дороге врач звонил три раза, а я не могла ответить. Пока доехали до РД схватки их 3-минутных стали 5-минутными – укачались видимо.

Глава вторая – роды

По приезду в РД нас отправили в санпропускник, там мы с Женей переоделись, мне замеряли живот, записали всякую информацию и отправили на третий этаж в родблок. Там к нам уже присоединиля наш доктор и акушерка. Все были в хорошем настроении, называли нас «Олечка и Женечка» – в общем – очень было приятно обращение. Нас провели в родзал. Родзал на одну роженицу, представляет собой просторную комнату. В ней центральный объект – кровать для родов. Это такая типа кушетка-стол-кровать, только высокая, широкая, твердая и с поднимающейся спинкой. Кроме нее в комнате была шведская стенка, мяч-фитбол, кушетка, пеленальный стол, и пара стульев.

Меня осмотрели на схватке (ох и жуткая процедура), констатировали раскрытие в 4 см и нерегулярную родовую деятельность. А посему было решено проколоть пузырь, поскольку воды у меня так и не отошли. Я страшно боялась этой процедуры, поэтому зажмурилась и ничегошеньки не видела – ни инструмента, ни процесса… После Юрий Григорьевич (врач) рассказал, что по классической схеме родов, мы родим часам к 6 (тогда было около 10:30). Сообщил, что второй осмотр будет через 4 часа и если к тому времени раскрытие не будет достаточным, будем принимать меры, а пока не будем вмешиваться в естественный процесс. Сказал делать с мужем всё, что угодно, пока идут схватки – лишь бы мне было удобно, т.е. если мне нравится на кровати стоять на коленках, то пожалуйста. На полу – значит на полу. На мяче – да чего душе угодно! Сам ушел, пообещав заходить регулярно. С нами осталась акушерка.

С момента прокола пузыря схватки стали еще сильнее и чаще (хотя и так уже были ощутимыми). Я пробовала разные позы, Женя пробовал мне помогать массажем, но и то, и другое помогало мало… Стоять на схватке я не смогла, поэтому решили перебраться на мячик у лестницы – чтобы поза всё-таки была вертикальной, а процесс не затормаживался сидением на твердой поверхности. На схватке я держалась за лестницу и дышала, а между – отклонялась на Женю, который сидел сзади. Акушерка порекомендовала дышать вниз – «на малыша», помогать ему. Мне по ощущениям это казалось больнее. Хотелось запрокинуть голову назад и дышать вверх. Гладила животик сверху вниз – тоже для продвижения малыша по родовым путям. А акушерка еще и надавливала на него, подталкивая вниз. От этого было еще больнее. Схватки стали идти каждые 3 минуты, я перестала успевать отдыхать в перерывах между ними. Только расслаблюсь – и вот она – следующая. Утешало только то, что это приближает нас к развязке.

Мои мысли в это время заострились на одной фразе: «Я думала – я сильнее». Было ощущение, что я себя переоценила. Думала, будет легче. Как ни настраивалась на РАБОТУ на родах, как ни стыдно признаваться себе в этом, но о себе в тот момент я думала больше, чем о ребенке. В очередной «приход» я изрекла от бессилия: «А еще ж пахать и пахать». К тому моменту просто продыхивать схватку у меня не получалось – я делала это с голосом – певица! Получалось что-то типа «Уфф, уфф…», слышное даже в коридоре. Несколько раз заходил доктор, спрашивал, как мы, я с зажмуренными глазами делала пальцами «козу» - типа мы в приходе, нам круто! Этим вызывала смех окружающих и подбадривала себя. Доктор отвечал: «Хорошоооо…», а потом добавлял: «Нам хорошо… А ей не очень». Шутник!

В какой-то момент на схватке зазвонил мой мобильный – Аня (сестра). Мне явно было не до телефонных бесед, поэтому трубку мы не взяли. Но она позвонила второй раз. На этот раз попала в перерыв между схватками. Женя хотел сбросить, но я решила лучше взять. Набрала воздуха и бодрячком таким ответила. На том конце испуганный голос: «Ты что меня так пугаешь? Я уж думала ты того» (ну рожаю в смысле). А я отвечаю: «Да нет, все нормально – сплю» (или что-то другое сморознула, не помню уже). И быстренько закончила разговор чем-то типа: «Ой, мне в туалет надо», предчувствуя начало новой схватки. Успела!

Еще через пару схваток новый звонок по мобильному – мама. С дачи. Попала на промежуток между схватками. Женя взял трубку, потому что сил у меня уже не было на беседы. «А наше солнышко спит, всю ночь коллажи делала». В общем – и маму успокоили. Я поторопила Женьку быстренько класть трубку, потому что накатывала новая схватка.

Потом была смска от Лены, как у меня дела (я ж на форуме ночью отписалась, что скорее всего пришел час пик). На смс ответил Женя: «Рожаем» и что-то еще.

Еще через несколько схваток появилось давящее ощущение «там», как будто малыш уже вылазил. Но это были еще не потуги, а нечто переходное. Женя позвал акушерку, та засекла время, спросила ощущения, посмотрела на меня и позвонила доктору – типа пора! А тем временем предложила мне встать с мяча и поприседать на схватке около кровати. Оооооо!!! Как только я присела первый раз, то сразу врубилась, что такое потуги!!! Мозги отключились, внутри происходило что-то невообразимое, а акушерка кричала: «Дышим!», хотя ужасно хотелось тужиться. Кое-как заставила себя дышать собачкой и с удивлением обнаружила, что это помогает! Второй присест прошел уже как надо. Продышала.
Потом появился доктор, я очутилась на кровати. Кажется, меня посмотрели, подтвердили полное раскрытие. В родзале появилась еще толпа персонала, которые пока ничего не делали. Видимо, это были люди «на всякий экстренный случай»: анестезиолог и т.п. Кстати, вопреки моим ожиданиям, моего мужа никто не собирался выставлять за двери на период рождения малыша. Это меня очень обрадовало, потому что я даже не надеялась, памятуя отзывы из разных источников о наших роддомах.

Дальше Юрий Григорьевич выдавал очень четкие инструкции: «Сейчас будет происходить то-то, будешь делать так-то». Очень понятно и доходчиво – даже при расплывшихся мозгах всё ясно. Мне было велено как только начнется схватка, набрать побольше воздуха в грудь и со всей дури «какать» (он применил именно это слово, видимо, чтоб у рожающей не возникло мысли, а как это – тужиться?). И таких подходов за схватку надо было успеть сделать три-четыре. Я, кивая на его разъяснения, попросила говорить быстрее, потому что «сейчас будет приход!» (интересно, что он подумал?).
И тут он настал – приход! О, мамочки! Я же обещала себе не орать на родах!!! Совершенно не представляя ощущений до этого, я видимо, не ожидала такой силы и первую потугу в конце каждого подхода проорала! Я зачем-то старалась не сжимать зубы, поэтому и срывалась в крик.

Как только схватка кончилась, Ю.Г. очень вежливо и безо всяких отрицательных эмоций сказал мне, что я молодец и т.п., и всё хорошо, но, крича, я теряю силы, которые нужны для работы, поэтому надо бы постараться не кричать. Вообще, сейчас вот, вспоминая, поражаюсь вежливости врача и акушерки, особенно начитавшись в инете впечатлений о родах, где врачи оставляли роженицу одну, не оказывали внимания и т.п. Очень внимательные, заботливые, без грамма заносчивости или чего-то подобного. Это очень помогало.

Так вот, продолжим… Выслушав замечания, я спросила, можно ли сжимать зубы (это я балда спутала с тем, что во время раскрытия шейки желательно не сжимать и не напрягать лицевые мышцы). Получив положительный ответ и уже оценив масштабы боли, на следующей потуге я уже не орала. Старалась всё делать правильно, но всё же подсознательная боязнь порваться не давала тужиться «сквозь боль». Поэтому, как мне сообщили после очередной потуги, я нормально тужилась только в первый подход на каждой потуге, а второй и третий – так, для галочки, слабенько. А я помню свои ощущения – тужилась и сама себе не верила, что головку малыша можно родить. Вот не укладывалось это у меня в голове и всё. Помнила и рассказы девчонок с форума: «… и на второй потуге мой малыш появился на свет». А у меня была уже четвертая или пятая, а результата пока не было. Ю.Г. и акушерка предположили, что возможно обвитие пуповиной не дает малышу родиться (на УЗИ в 36 недель у нас было нетугое обвитие).

После каждой потуги врач слушал сердечко малыша. И в определенный момент сказал, что пора рождаться, потому что сердечко уже страдает. Еще не понятно почему – пару раз у меня потуги шли без перерыва – помню это совершенно четко – только прошла одна и через секунды две накатывала вторая. В какой-то такой сумотошный момент я как в тумане услышала обращение Ю.Г. к акушерке: «Сейчас сделаем эпизию, а то сама она не родит». Я в мыслях попросила маленького: «Давай уже родимся» и как сумасшедшая тужилась. Вокруг весь персонал, что был в родзале, кричал: «Давай, давай, тужься через эту боль» (вот засело же у меня это в памяти!). И после третьего захода на этой же потуге я почувствовала, как выскользнул малыш. Причем, я не помню перерыва между рождением головки и остального тела. Женя потом сказал, что они сделали всё быстро, чтоб сразу распутать пуповину, если б было тугое обвитие.

Все роды я провела с зажмуренными глазами и тут их открыла. Кажется, он закричал сразу же. Открываю глаза и вижу кричащее чудо, настоящее, без всякой смазки, к которой готовила себя (уж больно она мне некрасивой казалась на вид). Помню своё не то чтобы удивление… нечто гораздо большее… Наверное, у меня были очень широко раскрыты глаза в тот момент… Я смотрела на него, малыша, с еще не перерезанной пуповиной, и не верила, что это он, и что это я его только что родила. Что это свершилось! Какая-то девушка из присутсвующего персонала положила его на меня, а я смотрела на всех по сторонам и спрашивала: «Это что – всё? Мы уже родились? Это мы только что родились?». Улыбающаяся девушка сказала: «Конечно да, родились». Рядом стоял Женька, обнимал и целовал меня. Боже, да он всё время был рядом, а я ничего про него не сказала! Он по одну сторону кровати, а врач по другую – всё время. Женька плакал, улыбался, говорил, что это наш сынок и плакал… Шептал: «Спасибо». Всё как в тумане. Ему дали перерезать пуповину. Я помню. А он вспомнил об этом только на второй день после родов!!!

Как только пуповину перерезали, на малыша одели шапочку и носочки (или может его раньше одели) и положили мне на грудь. Укутали одеялом, чтоб ребеночек согрелся. Мы назвали его Мишкой! Он был именно Мишка, а не Лешка или Ромка, как я предполагала. Я всё-таки пыталась отвоевать «варианты» во время беременности, но в этот момент они все отпали сами собой. Мой сын – Мишка! На часах было 14:00, но акушерка сказала, что мы поздно посмотрели на часы, а родился наш малыш в 13:45.

Пока мы пытались поверить в реальность происходящего, врач с акушеркой (Боже, я всё пытаюсь вспомнить, как ее зовут и не могу – жаль…) «родили» из меня плаценту. Перед этим мне в бедро сделали укол окситоцина. Потом они вместе зашивали мне разрез. Я поойкала от укольчиков новокаина (или чего-то такого – не помню точно). Ю.Г. посмеивался: «Неужели больно?». А я сказала, что всегда пищу, чтоб он не обращал внимания ?. Так же поойкала, пока зашивали. Но всё это прошло как-то незаметно, потому что на груди лежал маленький сопящий комочек, а рядом был бесконечно любимый муж! Сколько же благодарности у меня было к нему в этот момент! Я так боялась, что попаду на роды одна из-за его работы, а он был со мною с первой до последней секундочки! Он первым увидел нашего сына! Он помогал ему появиться на свет! Он помогал мне родить нашего ребенка! Это мог сделать только он! Люблю его!

После родов Ю.Г. подытожил, что роды считаются нормальными, разрывов нету, наложили три шва на разрез.

Потом малыша приложили к груди, чтоб он впервые в жизни покушал… Он чмокал, сосал сисю и потом останавливался. Я спросила у акушерки: «А чего он не сосет?». На что мне сказали с чувством и толком, прямо как в учебнике: «Сосание для малыша – это работа, тяжелая работа, поэтому он кушает, а потом отдыхает». Потом весь персонал куда-то делся, а мы остались втроем на час или два (но нам это пояснили и мы были вкурсе, что малыш проводит на груди у мамы два часа).

Глава третья – бабушки, дедушки, поздравляем вас!

То ли очухавшись от произошедшего, то ли еще не очухавшись, мы решили позвонить родителям. Сначала моей маме.
- Алло, да доча
- Привет, бабушка!
- (…тишина) … А что … уже бабушка? (опять тишина)
- Да, уже полчаса
- О, Господи (опять тишина)
Слышу вопрос папы: «Что там?», мама: «Родила»… Дальше разговора я не помню – наверное, мы какие-то подробности сообщили, но совсем чуть-чуть. Потом Женя позвонил своим родителям, потом еще кому-то. Потом рассылал смски друзьям. Кто-то отвечал звонком, кто-то смской. Женя порхал по родзалу на крыльях счастья! Теперь мы настоящая семья! Дождались!

пост создан: 8 февраля 2009
просмотров: 97
Показывать всем

Поделись с друзьями

Пусть твои друзья из других сетей тоже прочтут эту заметку

Для того, чтобы прокомментировать войдите или зарегистрируйтесь.